+7 (925) 506-31-60
+7 (495) 761-25-68
+7 (495) 701-02-10

Клинико-электрофизиологическая оценка эффективности микроволновой резонансной терапии в восстановитель- ном лечении больных детским церебральным параличем в форме спастической диплегии

Л.В.Антонова, В.Д.Жуковский, В.Н.Коваленко, К.А.Семенова.


Москва, НИИ Педиатрии РАМН;

Киев, МНИЦ Физики живого и микроволновой резонансной терапии“ВIДГУК”;

Москва, Детская клиническая психоневрологическая больница N 18, ГУЗМ;

г.Москва, Медицинский Центр “КОВЕРТ”
 

В последнее время в терапии детского церебрального паралича (ДЦП) наибольшее внимание уделяется методам, основанным на коррекции афферентного потока [4,6]. Одним из таких методов является микроволновая резонансная терапия (МРТ), основанная на воздействии электромагнитных волн сверхвысокой частоты (53-78 ГГц), мм-диапазона, низкой интенсивности, близкой к энергии одного кванта, на биологически активные точки [5,8].Показана эффективность использования МРТ для улучшения некоторых функций, нарушенных при ДЦП [5,7]. Авторы отмечают снижение спастического тонуса мышц, улучшение локомоторных функций, улучшение психоречевых функций и другие эффекты, выявляемые как клиническими, так и параклиническими методами обследования [4,7]. Механизмы действия МРТ на нервную систему ребенка, особенно в раннем возрасте, изучены не достаточно. С целью изучения физиологических основ эффектов МРТ методами глобальной и стимуляционной электронейромиографии (ЭНМГ) мы оценили влияние МРТ на показатели функционального состояния нейромоторного аппарата детей, больных ДЦП в форме спастической диплегии.


Работа выполнена на электронейромиографе “Каунтерпоинт” фирмы “Дантек” (Дания) с использованием накожных электродов. Методы современной клинической ЭНМГ позволяют объективизировать контроль за динамикой лечебного процесса и оценить состояние нейромоторного аппарата на всех его уровнях (от периферии до центра), [1].


Регистрируя биоэлектрическую активность (БЭА) мышц в состоянии физиологического покоя и при выполнении физиологического движения с максимальным усилием, оценивали их тонус, координаторные взаимоотношения в системе агонист-антагонист, вовлечение в патологические синергии. Это позволяет оценить состояние сегментарного аппарата и нарушение супрасегментарной регуляции мышечного тонуса, выявить изменения после курса лечения [3]. Определение скорости проведения нервного импульса (СПИэфф) по двигательным волокнам периферических нервов и амплитуды вызванного мышечного ответа (Ам) до и после курса МРТ, а также анализ параметров F-волны (антидромного ответа спинальных мотонейронов (МН) на супрамаксимальное раздражение периферического нерва) позволило оценить функциональное состояние МН и проводящих структур сегментарного нейромоторного аппарата до и после лечения [11]. Состояние спинальных МН также оценивали, используя метод моносинаптического тестирования (Н-рефлекс): соотношение амплитуд максимального Н и М ответов (Нм/Мм) считают мерой их возбудимости, а по методике, предложенной В.В.Скупченко, 1989,[9], можно определить степень вовлечения в рефлекторный ответ больших (БМН) и малых (ММН) мотонейронов. Степень депрессии Н-рефлекса (СДн) при низкочастотной стимуляции (3 Гц) определяли для оценки состояния механизмов сегментарного торможения, находящихся под контролем супрасегментарных структур [9,10].


Воздействие на биологически активные точки, подбираемые симптоматически, осуществляли прибором ”КОВЕРТ-Т-01”,(генераторами белого шума со спектром электромагнитных волн диапазона 53-78 ГГц; считается, что организм сам “выбирает” из этого спектра собственную терапевтическую (резонансную) частоту [8]).Курс состоял из 8-10 сеансов по 20-30 минут каждый.


Под нашим наблюдением находилось 24 ребенка, больных ДЦП в форме спастической диплегии в возрасте от 2-х до 4-х лет (15 детей) и от 5 до 7 лет (4 ребенка). Кроме того, Н-рефлекс, в силу методических особенностей, определяли у 5-ти детей более старшего возраста (7-10 лет).


Помимо МРТ пациенты получали стандартный комплекс восстановительного лечения, виде традиционного комплекса (витаминотерапия, ноотропные препараты, проводимого в ДКПБ N18, включающий массаж, медикаментозное воздействие в диуретики, исключая психотропные лекарства); несовместимыми с МРТ считали электропроцедуры, магнито- и лазеротерапию а также иглорефлексотерапию.


В клинической картине у всех обследованных детей основному диагнозу - спастическая диплегия - сопутствовал компенсированный гипертензионно-гидроцефальный синдром и отмечалась задержка психоречевого развития. У 5-ти детей, по данным ЭЭГ, имело место снижение порога судорожной готовности или отмечались знаки эпиактивности, однако, в анамнезе судорог клинически не наблюдалось. В двигательно-рефлекторной сфере у 4-х детей отсутствовали навыки стояния и ходьбы, 8 детей стояли с поддержкой, 7 - ходили с поддержкой спастико-паретической походкой, с опорой на передние отделы стоп. Практически у всех детей отмечались нередуцированные патологические рефлексы в виде ЛТР, СШТР, сухожильные рефлексы у всех пациентов были высокие с расширенными зонами. У 12 из 19 детей была нарушена также функция верхних конечностей: от сгибательно-пронаторной установки до незначительной пронации, что затрудняло моторику рук. Мышечный тонус у большинства был повышен по спастическому типу, либо дистоничен. Как видно из характеристики клинической картины, в анализируемую группу вошли дети с тяжелой формой заболевания. Эти дети ранее неоднократно лечились в ДПНБ N18 с применением различных методов восстановительного лечения. Обычно, за месяц комплексного лечения в больнице, удавалось получить у них некоторую положительную динамику в их клинической картине, однако, она характеризовалась меньшим разнообразием эффектов, по сравнению с лечением, включавшим применение МРТ. Кроме того, включение МРТ в комплекс восстановительного лечения ускоряло появление положительной динамики, наблюдаемой как при клиническом, так и при электрофизиологическом обследовании детей: уже после 5-ого сеанса МРТ можно было заметить снижение мышечного тонуса у многих больных, улучшение статико-локомоторных двигательных функций, речевых, и ряд других положительных сдвигов, которые значительнее проявлялись к концу и, особенно, в течение двух недель после курса МРТ. У 3-х детей (16%) не было отмечено никаких изменений после лечения методом МРТ ни в клинической картине, ни в электрофизиологических показателях, у 1 ребенка клинически не было заметно изменений, но выявлена динамика ЭНМГ-показателей. Хотя в задачу данного исследования не входило изучение ЭЭГ показателей, некоторым детям из представленной здесь группы проводили ЭЭГ обследование в диагностическом отделении ДКПБ N 18. У 3-х детей, по данным ЭЭГ обследования, в период лечения МРТ, наблюдалось снижение порога судорожной готовности. У остальных детей (63%) после 10 сеансов МРТ были обнаружены положительные сдвиги как клинически, так и при электрофизиологическом обследовании, данные представлены в таблице N1.

 

Таблица N1. Изменения в клинической картине (% случаев) после 10-ти сеансов МРТ (группа 1) и после традиционного лечения в течение месяца (контроль)

У 5-ти детей после курса МРТ были отмечены изменения в ЭЭГ, которые трактовались в заключении как улучшение корковой ритмики, уменьшение знаков раздражения подкорковых структур, у одного ребенка исчезли знаки эпиактивности. Следует подчеркнуть, что до включения МРТ в комплекс лечебных процедур характеристика ЭЭГ у этих детей не менялась значительно на протяжении 2-3 лет. Параллельно ЭЭГ у этих больных наблюдались изменения клинических и ЭНМГ показателей, ниже приводятся данные об изменениях в клинике и ЭЭГ, отмеченные лечащим врачем в эпикризе, а также наши данные об изменении ЭНМГ-параметров после 10 сеансов МРТ у этих 5 детей.


Б-ая Б. Оля, 3 г. Клинически: уменьшился эквинус стопы, меньше фронтальные колебания тела при ходьбе, ЭЭГ: исчезли признаки заинтересованности стволовых структур.


Б-ая Г.Карина, 4 г. Клинически: лучше супинация кисти, окрепли мышцы спины, лучше речь, ЭЭГ: лучше корковая ритмика. ЭНМГ: меньше коконтракция антагонистов, увеличение степени депрессии Н-рефлекса (СДн).


Б-ая Л.Аня, 3г. Клинически: больше разведение бедер, легче вынос бедра при ходьбе, окрепли мышцы спины. ЭЭГ: лучше корковая ритмика. ЭНМГ: увеличилась амплитуда БЭА мышц-агонистов, увеличилась СДн.


Б-ой Б.Дима, 3г. Клинически: меньше атаксия, увереннее идет, держась за руку, увеличился запас слов, стало устойчивее внимание. ЭЭГ: исчезли знаки эпиактивности. ЭНМГ: увеличилась амплитуда БЭА мышц-агонистов и СПИ по большеберцовому нерву.


Б-ая Ч.Карина, 2г. Клинически: лучше ползает, появился лепет, меньше оральные синкинезии. ЭЭГ: меньше знаки раздражения подкорковых структур.


Данные ЭНМГ - обследования группы детей, до и после лечения МРТ, представлены в таблице N2. Как видно из представленных в таблице N2 данных, наиболее значимо после МРТ изменялся коэффициент реципрокности, его снижение оценивается как оптимизация координаторных взаимоотношений агониста- антагониста, что, в свою очередь, связывают с нормализацией экстрапирамидных влияний на процессы внутрисегментарного межнейронального взаимодействия (2;3). Отмечается тенденция к нормализации и других показателей функционального состояния периферического нейромоторного аппарата: снижение БЭА в икроножной мышце в покое и при стоянии, увеличение амплитуды максимального усилия агониста, увеличение амплитуды М-ответа и СПИэфф.

 


Таблица N 2. Показатели БЭА икроножной мышцы и функционального состояния большеберцового нерва в группе детей, больных спастической диплегией до и после лечения их методом МРТ.

 Примечание: здесь и в Табл.3 звездочками отмечены значения, достоверно отличающиеся от исходных /до лечения/, рассчитанные по критерию Манна-Уитни-Вилкоксона).

 

Таблица N 3. Изменение параметров F-волны и Н-рефлекса после лечения, Включая МРТ.

Изменяется также и состояние спинальных мотонейронов (МН), о чем свидетельствует динамика параметров F-волны и Н-рефлекса, после курса МРТ, данные представлены в таблице N 3.


Как видно из таблицы N 3, наиболее значимо меняется соотношение амплитуд Н-рефлекса и М-ответа, считающееся мерой возбудимости спинальных МН. Его снижение после лечения может означать нормализацию уровня их возбуждения, тенденция к снижению амплитуды F-волны (антидромного ответа МН) также свидетельствует о снижении возбудимости спинальных мотонейронов. А увелечение при этом степени депрессии Н-рефлекса (СДн), показателя, характерезующего состояние механизмов центрального торможения, предполагает усиление механизмов пресинаптического торможения, возможно, за счет оптимизации супрасегментарных влияний.


Таким образом, динамика ЭНМГ-показателей после курса лечения МРТ свидетельствует об изменении функционального состояния переферического нейромоторного аппарата, предположительно, за счет оптимизации регулярных влияний со стороны надсегментарных структур моторного анализатора, что может лежать в основе клинически наблюдаемых изменений в состоянии пациента. Механизм реализации эффектов МРТ может осуществляться как на периферическом, так и на центральном уровне. На перифирии может реализоваться местная реакция, проявляющаяся в том, что меняется состояние нейронных и рецепторных мембран, может выделяться какой-либо эндогенный регулятор, меняющий их состояние. На уровне спинного мозга и ЦНС под воздействием электромагнитных волн КВЧ-диапазона может меняться состояние сегментарных и центральных структур, участвующих в регуляции мышечного тонуса, что создает условия для более оптималь-ного функционирования всего нейромоторного аппарата. Так, на рисунке N 1 можно видеть, нормализовалась БЭА мышц голени при выполнении произвольного движения (подошвенное сгибание правой стопы) после лечения: уменьшилась коконтракция, движение выполняется без интенций, с большей амплитудой БЭА агониста (рис. N 1).

Представленные здесь данные показывают целесообразность включения МРТ в комплекс восстановительного лечения детей с церебральными параличами, так как этот метод повышает эффективность реабилитационных мероприятий, ускоряя наступление положительных сдвигов в состоянии больного ребенка, а так же увеличивая количество положительных эффектов в клинической картине. Следует от-метить, что эффект, во многом, определяется правильностью подобранной рецептуры используемых для воздействия биологически активных точек и зон.

 

Литература:

 


. Бадалян Л.О., Скворцов И.А.//Клиническая электронейромиография.- М., 1986.- 386 С.


. Бадалян Л.О., Журба Л.Т., Тимонина О.В./Детские церебральные параличи. - Киев.,- 1988. - 328 С.


. Бурыгина А.Д. // Восстановительное лечение больных детским церебральным параличем на бальнеогрязевом курорте.//-Диссерт. докт., М., 1988.


. Доценко В.И., Семенова К.А., Степанченко О.В.// В сб.:
Повышение эффективности профилактики, диагностики и лечения заболеваний нервной системы.- М., 1992.- С.30-40.

 

. Семенова К.А., Жуковский В.Д., Петренко Б.Е., //Вопросы курортол.- 1993. - N 2.- С. 39-43.


. Семенова К.А. //Детские церебральные параличи. Этиология, патогенез, клиника, лечение.//- диссерт.докт., М., 1963 .


. Семенова К.А., Доценко В.И.//Фундаментальные и прикладные аспекты применения миллиметрового электромагнитного излучения в медицине. Тез. докл.- Киев, 1989 г.- С.250-251.


.Ситько С.П.//Труды ВНК “Отклик” по программе “Физические принципы диагностики и терапии с помощью электромагнитных полей миллиметрового диапазона”. - Киев., 1989. - С. 7-9.


. Скупченко В.В.// Мозг, движение, синергетика. Владивосток., 1989.


.Старобинец М.Х., Волкова Л.Д.//Журнал невропат. и психиатр. им. С.С.Корсакова.- 1981.- т.81, вып. N 5, С.753-768.


.Mayer R.F., Feldman R.G. //Observation in the nature of the F-wave in man. - Neurology (Minneap.)., 1967. -p.p. 147-157.

 


Резюме к статье Антоновой Л.В., Жуковского В.Д., “Клинико - электрофизиологическая оценка эффективности милливолновой терапии в восстановительном лечении больных детским церебральным параличем в форме спастической диплегии”.

 


Включение милливолновой терапии (МРТ) в комплекс традиционного восстановительного лечения детей со спастической диплегией повышало эффективность реабилитационных мероприятий и ускоряло появление положительной динамики в состоянии больного, наблюдаемой как при клиническом, так при электрофизиологическом обследовании (ЭЭГ, ЭМГ) у 63 % из 24-х пациентов, находившихся под наблюдением. Динамика ЭНМГ-показателей после курса МРТ свидетельствует об изменении функционального состояния периферического нейромоторного аппарата, предполагается, за счет оптимизации супрасегментарных влияний.

Нужна консультация? Остались вопросы? Свяжитесь с нами

© 2018 «Амсат-Глобал»